«Ох, дурят нашего брата!..»
Страница 5

А что касается морального аспекта этого обмана, Успенский восклицает: «Сколь велика и священна в православном отечестве молва о возжении Святого огня, столь тягостно для взоров и сердца самое зрелище оного в Иерусалиме».

Выслушав доклад Успенского, церковники возмутились: зачем выворачивать грязное белье перед верующими? Тогдашний ленинградский митрополит Григорий Чуков выразил общее мнение: «Я не хуже вас знаю, что это только благочестивая легенда. По существу — миф. Знаю, что есть в практике церкви немало и других мифов. Но не разрушайте легенд и мифов. Ибо, сокрушая их, вы можете сокрушить в доверчиво верующих сердцах простых людей и саму веру».

Простые люди — это простаки, которые без обмана верить не смогут…

Ну что тут скажешь, кроме того, что возмутитель спокойствия Успенский — честный человек?… Встречаются такие и среди попов. И, кстати, немало! Вот еще несколько примеров священников, выступивших с разоблачением обмана…

Однофамилец профессора Успенского — епископ Порфи-рий, живший еще при царе-батюшке, издал в конце XIX века книгу, в которой рассказал следующую историю… Порфирий этот тоже, кстати, непоследний человек в церкви, именно он был организатором первой русской миссии в Иерусалиме. То есть он знал, о чем писал:

«В тот год, когда знаменитый господин Сирии и Палестины Ибрагим, паша египетский, находился в Иерусалиме, оказалось, что огонь, получаемый с Гроба Господня в великую субботу, есть огонь не благодатный, а зажигаемый, как зажигается огонь всякий. Этому паше вздумалось удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Что же он сделал? Объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, и присовокупил, что в случае правды будут даны им 5000 пунгов (2 500 000 пиастров), а в случае лжи пусть они отдадут ему все деньги, собранные с обманываемых поклонников, и что он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге.

Наместник Петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий (нынешний вифлеемский) сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что для его светлости нет никакой пользы открывать тайны христианского богослужения, и что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн. Ибрагим-паша, выслушав это, махнул рукою и замолчал. Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня.

Рассказавши все это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение (нашей) благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо Великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Святого Гроба».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другое по теме

“Вера и дела” в Послании
Праотцы и праведники, имена которых на устах у всего мира, “прославились и возвеличились не сами собою, и не делами своими, и не правотою действий, совершенных ими, но волею Божиею” (XXXII). Христиане встали на путь праведност ...