Католики восточного обряда в Санкт-Петербурге
Страница 1

Католики восточного обряда в Санкт-Петербурге

На протяжении веков после событий XI века, приведших к разделению Единой Вселенской Церкви, на фоне все большего обособления, предпринимались все новые и новые попытки восстановления утраченного единства. К сожалению, все они не увенчались успехом. В начале ХХ века в России появились общины, являющие собой образ будущего единства, находящиеся в общении с Римским Престолом и живущие в восточной литургической традиции. Их судьба была сложной и даже трагичной.

Их было немного - католиков восточного обряда, живших в самом начале ХХ века в Российской столице, всего несколько десятков. Но зато, что это были за люди! В первую очередь стоит назвать Наталью Ушакову, именно она была сердцем общины и во многом благодаря ей и ее дяде - Петру Аркадиевичу Столыпину, благоволившему своей племяннице, стало возможным создание общины русских католиков, продление ее существования в условиях войны и революционных преобразований. Так же костяк общины составляли: князь Белосельский, княжна Елена Долгорукая, госпожа Гончарова, госпожа Яновская, госпожа Потемкина и госпожа Федорова, мать будущего экзарха русских католиков о.Леонида. Были и симпатизирующие: такие, как граф Бобринский, граф Оболенский, который наследовал Победоносцеву (ушедшему в октябре 1905 года в отставку с поста обер-прокурора Синода), наконец, Хомяков, брат председателя Думы.

После Указа о веротерпимости от 17 апреля 1905 года появилась надежда на открытие храма. Благодаря стараниям Натальи Сергеевны Ушаковой из ссылки за переход в католичество был выписан 57-летний священник Алексей Зерчанинов, бывший благочинный нижегородской епархии. Первым делом было направлено прошение об утверждении общины и разрешении на открытие церкви. В ожидании ответа, Литургии служились в комнате о.Алексея. В мае 1908 года Кардинал Гаспари именем Папы назначил о.Алексея главой миссии русских католиков восточного обряда.

o. Алексей Зерчанинов

В документе, датированном 22 мая 1908 года и написанном на латинском языке, среди прочего Папа Пий X предписывает общине "со всякой строгостью соблюдать греко-славянский обряд в его чистоте, не допуская ни малейшего смешения с латинским или любым другим обрядом".

"Молитесь за наше общее дело, особенно за меня, старого дурака", - писал о. Алексей Зерчанинов во Львов митрополиту Андрею Шептицкому, опекавшему русских католиков по поручению Папы. В самой общине в то время назревал конфликт из-за пристрастия Зерчанинова к латинским нововведениям, так как все латинское казалось ему "более католическим". Особенно был недоволен Иван Дейбнер, так же священник восточного обряда, о чем знали лишь двое - о.Андрей и Ушакова, для остальных же он оставался юристом, чиновником одного из имперских учреждений.

В сентябре в общине появился человек, представившийся старообрядческим священником Евстафием Сусалевым и заявивший о желании воссоединиться со Вселенской Церковью. После консультации с Римом о белокриницкой иерархии он был принят в лоно Католической Церкви в сущем сане. Отец Евстафий был строг в соблюдении обряда, чем снискал уважение в общине. Вскоре, будучи неподчиненным Синоду старообрядцем, он предложил свою помощь в открытии церкви. Идея понравилась, и все с воодушевлением принялись за дело. Под церковь было решено отдать мансарду по адресу ул.Полозова, дом 12, принадлежавшую одной из прихожанок. Средств было не слишком много, как и времени, ведь близилась Пасха. Работа кипела всю Страстную Неделю. К началу Пасхальной Службы все было закончено. "Свет множества свечей, аромат фимиама, пение радостных молитв так щедро обогатили эту маленькую церковь, что все великолепие храмов столицы казалось уже ненужным и лишним", - писала Л.Д.Федорова. Церковь была полна людей, хотя о Службе не было никакого объявления. После Литургии о.Евстафий отправил телеграмму следующего содержания: "В Светлый Праздник Христова Воскресения русские старообрядцы, приемлющие общение со Святейшим Римским Престолом, возносят молитвы о здравии Вашего Императорского Величества и Государя Наследника Цесаревича". Ответ с благодарением пришел через три недели, став призрачной надеждой на официальное разрешение открытия церкви. Вскоре стал служить и о.Иоанн Дейбнер, по доносу уволенный со службы, что позволило ему полностью отдаться делам общины.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Другое по теме

ВЕХИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ "ДОБРОТОЛЮБИЯ"
Титульный лист первого Венецианского издания "Добротолюбия" В конце остается указать основные вехи распространения "Добротолюбия" в мире. 1782 г. - первое греческое издание, осуществленное в Венеции. 1793 г. ...