Церковь св. Полиевкта в Константинополе и ее декоративная программа
Страница 4

Мозаики. Исторический контекст появления храма Св. Полиевкта во многом связан именно с акакиевой схизмой и положением дел в церкви при императорах Анастасии, Юстине и Юстиниане. Ключевым пунктом в декоративной программе оформления храма является мозаика с изображением крещения Константина Великого [Anthologia Palatina I, 10, 70–76], расположенная над главным входом в нартекс храма, другими словами, на самом фасаде здания (большое число фрагментов мозаики было найдено при раскопках, но только немногие из них способны составить представление о декоративной схеме и иконографии. Большая часть представляет группу черно-белых кусочков, есть вариации с зеленым, красным и желтым цветами. Самый большой фрагмент мозаики имеет размер 0.47х0.52 м. Среди изображений есть часть лицевого письма). Уже само расположение мозаики указывает на ее центральное положение в декоративном оформлении храма, а сцена крещения Константина занимает кульминационное положение. Далее, расположение текста эпиграммы также позволяло сконцентрировать внимание на изображении: первая часть надписи была выбита, согласно схолии, внутри нефа, а вторая часть начинается с новой позиции, в области главного входа в нартекс, т.е. в непосредственной близости от мозаики [27,243–247]. Впервые на столь близкое расположение изображения и текста, его касающегося, обратил внимание Г. Фоуден [12,274–284].

История с крещением Константина и иконографический сюжет приобретает совершенно новое звучание в историческом и религиозном контексте, получив свою определенную трактовку в мозаиках храма Св. Полиевкта. Существует две версии относительно принятия Константином крещения, точнее, о лице, его крестившем. По одной версии это был местный епископ Никомедии, Евсевий. Позже он становится “Евсевием Константинопольским”, затем “Евсевием Римским”, помня о том, что Константинополь есть второй Рим [12,277]. Эта традиция получила широкое распространение, но уже в синтезе с личностью реального епископа Рима Сильвестра, занимавшего эту должность с 314 по 335 г. Какой же вариант истории крещения был избран Аникией для помещения на фасаде новой церкви – вопрос, который может быть разрешен только на основании анализа исторического контекста. Как считает Г. Фоуден, наиболее вероятный вариант использованного сюжета основан на легенде о Сильвестре. Согласно этой легенде Константин жестоко преследовал христиан, за что был наказан проказой, избавление от которой могло прийти только в случае крещения епископом Сильвестром. И исцеление действительно наступило, когда Константин был крещен в Латеранском дворце в Риме.

Как мы уже говорили, Аникия Юлиана была строгой приверженницей ортодоксального христианства, симпатизировавшей Халкидонскому собору 451 г., решения которого принимались Римом, но не всеми признавались в восточной Империи [12,278; 21,73–94]. Аникия Юлиана начинает строительство церкви Св. Полиевкта при Анастасии и прекращает его после политических неурядиц у ее мужа Ареобинда в 512 г. Главная строительная фаза падает на поворотный период в имперской и церковной истории, результаты которого были ей очень близки. Учитывая сближение папства и восточной церкви, наметившееся при Юстине, признание принятия Константином крещения от римского епископа Сильвестра имело несомненно большое геополитическое значение.

Как считает Г. Фоуден на основании анализа текста Liber pontificalis 55 [12,281], папа Иоанн посещает Аникию Юлиану в ее дворце во время своего визита в Константинополь, происшедшего между 530ми гг. и 546 г. и благодарит ее за помощь и службу, оказанную папству. А Аникия, в свою очередь, приглашает папу в свою церковь для молитвы, преследуя еще одну цель: показать ему мозаику со сценой крещения Константина [30]. Косвенное свидетельство этого контакта можно усмотреть в присутствии в Сан-Витале реплик с некоторых капителей, происходящих из церкви Св. Полиевкта. Изготовлением же равеннских капителей занималась артель мастеров, контролировавшаяся епископом Равенны Екклесиусом, сопровождавшим папу Иоанна в Константинополь [26,178,fig.9]. Автор раскопок считает, что равеннские капители были изготовлены теми же мастерами, что и в восточной столице [16,141]. Вопрос о том, были ли эти капители присланы готовыми из Константинополя, или изготовлены столичными мастерами прямо в Равенне, остается спорным [7,273–76]. U.Peschlow в рецензии на последнюю книгу R.M.Harrison [//Gnomon 65 (1993), p.630] склоняется к последней версии.

К 526 г., еще до завершения строительства юстиниановского храма Св. Софии, церковь Св. Полиевкта являлась самой большой и представительной постройкой не только столицы, но и Восточной империи. К 520м годам храм уже стоял на своем месте на протяжении трех поколений [Anthol.Pal. I, 10, 1–2, 8] , а посвящение его восточному святому оставалось также показательно, как и ранее. Церковь образовывала часть дворца Аникии, и являлась своего рода фамильным монументом (посвятительная надпись указывает на то, что строительство было начато еще бабушкой Аникии, Евдокией), делом чести и гордости всей семьи. Кроме того, церковь была назиданием потомкам императоров, напоминая о том, как Аникии удалось превзойти выскочку-крестьянина Юстина и его племянника Юстиниана [20,XII,420]. Такая трактовка во многом подтверждается сообщением Григория Турского о том, как Аникия перехитрила Юстиниана, покушавшегося на ее богатства. Она тратит и вкладывает их все в строительство и украшение своей церкви, а затем приглашает императора ее посетить. Придя же в храм Юстиниан понял, что ему будет очень трудно обокрасть мученика [Gregorius ep. Turonensis, Miraculum lib.1 de gloria martyrum 102].

Страницы: 1 2 3 4 5

Другое по теме

Действие населения в чрезвычайных ситуациях
Обучение населения защите от воз­действия оружия массового пораже­ния и других средств нападения про­тивника — одна из основных задач Гражданской обороны России. Оно ор­ганизуется и проводится на основании ...