"Злодейская секта христиан"
Страница 2

В своем письме Святейшему Синоду Гошкевич настаивал, чтобы посылаемый в консульство священник был "не иначе как из кончивших курс Духовной академии, который мог бы быть полезным не только своей духовной деятельностью, но и учеными трудами, и даже своею частной жизнью в состоянии был бы дать хорошее понятие о нашем духовенстве не только японцам, но и живущим здесь иностранцам". "К счастью для японцев, - замечает профессор Накамура, - о. Николай вполне обладал всеми этими качествами".

Освоив в первые годы непривычный "варварский язык, положительно труднейший в свете", о котором еще в прошлые века один из католических миссионеров писал в орден, что он, "несомненно, изобретен дьяволом, дабы помешать распространению здесь христианства", иеромонах Николай в 1870 году добивается открытия Японской духовной миссии и в 1872 году переносит ее центр в Токио, поручив приход Хакодате своему помощнику, о.Анатолию. Приблизительно с этого же времени он начинает работать над переводом на японский с китайского (при сопоставлении с латинским, греческим и английским текстами) богослужебных текстов и Священного Писания, в чем ему помогают несколько новообращенных японцев. Одним из первых его японских крестников стал синтоистский служитель из самурайской семьи, Такума Савабэ (в крещении Павел), преподававший фехтование пасынку И.А.Гошкевича.

Глубоко изучив условия жизни своей паствы, святитель Николай оставил ценнейшие материалы по экономике, социологии, этнографии, историческому краеведению позднефеодальной и раннебуржуазной Японии. Разносторонние знания по японской культуре сочетались у него с полным отсутствием презрительно-снисходительного тона в отношении японских язычников, отмечает профессор Накамура. Русского проповедника радует "живость религиозного чувства в народе", выражающаяся в "богомольных хождениях" по синтоистским и буддийским святыням; в проповедях секты Монтосю (последователи учения Синрана 1173-1212; см. "Буддизм в Японии", М., 1993 с.491-509) он задолго до западных и японских исследователей угадывает родство с христианской этикой и отмечает далеко не случайный характер быстрого прогресса страны в духе западной цивилизации. Талант исследователя ставит его в один ряд с такими выдающимися деятелями Китайской Миссии, как Иакинф (Никита Яковлевич Бичурин; 1777-1853) или Палладий (Петр Иванович Кафаров ;1817-1878). "Много раз, - пишет св. Николай, - меня также манила на свое поле наука, японская история и вся японская литература - совершенно непочатые сокровища, - стоит лишь черпать целыми пригоршнями, все будет ново, интересно в Европе и труд не пропадет даром." (Цит. по "Русские в Японии"). "Едва ли найдется другой миссионер русской Церкви, оставивший столь тщательную запись своей проповеднической деятельности, - замечает профессор Накамура в предисловии к "Дневникам", публикацию которых он справедливо считает историческим событием, - поскольку личностью Николая интересуются не только в Японии и России, но и в Греции, США и других странах".

В 1873 году, когда было легализовано христианство и принят григорианский солнечный календарь с выходным днем в воскресенье, еп. Николай открыл в Токио катехизаторское училище, в 1875 году - духовную семинарию, а несколько позже и женскую семинарию, ставшую образцовым женским учебным заведением в стране. Издававшийся этой семинарией журнал "Уранисики" (Сокровенная добродетель) - одно из самых популярных православных изданий в стране - сочинения русских писателей. Первый перевод произведения русской классической литературы - "Капитанской дочки" Пушкина - сделал выпускник православной семинарии Такаясу Дзискэ. В 1883 году книга вышла отдельным изданием под заголовком "Сердце цветка и думы бабочки. Удивительные вести из России". И пусть для японских читателей это был прежде всего любовный роман в экзотических декорациях, главные герои которого для простоты восприятия переименованы в Мэри и Смита, а иллюстрации художника Еситоси Тайсо свидетельствуют о весьма приблизительных его представлениях о русской культуре, это было началом знакомства японцев с литературой, оказавшей впоследствии наиболее сильное воздействие на их собственную. Многие из последующих переводчиков и исследователей этой литературы были православными христианами.

Страницы: 1 2 3

Другое по теме

РАЗВИТИЕ "ФИЛОКАЛИЗМА"
Митрополит Гавриил, настаивая на необходимости скорейшего издания "Добротолюбия" на славянском языке, был прав - в этой книге нуждалась как Русская Церковь, так и русское общество в целом. "Добротолюбие" сп ...