О святости церкви

Под понятием "Церковь" православные разумеют основанное Господом Иисусом Христом и искупленное Его крестным страданием общество верующих людей, соединенных между собою под главенством Спасителя, единою истинною верою, которая открывает нам доступ к спасающей благодати, чем мы и спасаемся (Еф. 2, 5).

Церковь есть Тело, глава которого Христос (Еф. 1, 22). Подобно тому, как в теле существует множество членов, а именно: руки, ноги, глаза и пр., все они нужны для тела, и ни один из них не может быть вне тела, так и в Церкви Христовой существует множество членов: пастыри и пасомые, учителя и учащиеся, и другие.

Церковь делится на земную - воинствующую и небесную - торжествующую. И та и другая имеют одного главу - Христа.

Христос явился на землю, чтобы взыскать и спасти погибшее, поэтому Церковь всегда объединяла собой как праведников, так и грешников.

По мнению Ч.Рассела, Церковь Христова состоит из безгрешных людей. Для обоснования сего утверждения иеговисты отыскивают и соответствующие цитаты из Священного Писания: "Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее... чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющую пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5, 25-28). Именно о членах Церкви сказано, что "всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1 Ин. 3, 9).

По мнению Ч.Рассела, только члены "малого стада" будут царями и священниками Богу, восседающими с Иисусом Христом на престоле.

Такое же воззрение на Церковь Христову поддерживается современными иеговистами. Святой Иоанн Богослов пишет: "Господь соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле" (Откр. 5, 10). Даже если предположить, что сказано это о новой безгрешной земле, то и тогда учение Рассела и нынешних иеговистов, самочинно приписывающих достоинство царей и священников исключительно "малому стаду", представляется заведомо ложным.

Конечно, христиане будут царями и священниками, но не в сей мимолетной жизни на грешной земле, а на иной - новой (2 Петр. 3, 13). Но уже здесь, будучи освященными благодатью Святого Духа, мы становимся царями своей природы через очищение от греха, чему свидетельство - слова апостолов Иоанна и Петра (1 Петр. 2, 9; Откр. 1, 6), ибо на нас исполняются божественные обетования. И кто вправе апостольское возвещение миру о царственном священстве присваивать какой-то узкой группе людей?

Сказано, например, "рожденный от Бога не делает греха" (1 Ин. 3, 9). Не очевидно ли, что эти слова можно отнести исключительно на счет святых истинной Церкви? Вспомним послание Иоанна Богослова: "Если говорим, что не имеем греха - обманываем самих себя, и истины нет в нас" (1 Ин. 1, 8). "Все мы много согрешаем" (Иак. 3, 2).

Иеговисты выделяют из всего человечества ничтожно малую группу людей, которые, как безгрешные, будут наделены особою бессмертною природой. Каким трагическим заблуждением выглядит это себялюбивое умозаключение в нелицеприятном свете Библейского Откровения!

"Нет человека, праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы (Еккл. 7, 20), потому что, - говорит Господь, - помышление сердца человеческого - зло от юности его" (Быт. 8, 21).

"Кто, - спрашивает премудрый Соломон, - может сказать: "я очистил мое сердце, я чист от греха моего?" (Притч. 20, 9).

На это возражают: "Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова, чтобы пред-ставить ее Себе славною Церковью, не имеющей пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5, 25-27).

На что сектантам должно ответить, что такою "славною" и "непорочною" во всех своих членах Церковь Христова явится только на небе в царстве славы, где не будет греха (Откр. 14, 5; 21, 27). На земле же святы и непорочны только те ее члены, кто сохранил верность во всем до конца своей жизни. И даже такие могут погибнуть. О чем имеем упоминание в житии Антония Великого, который знал человека, способного силою своей веры воскрешать мертвых, но вследствие грехов своих погибшего. "Диавол ходит как рыкающий лев, ищущий, кого поглотить" (1 Петр. 5, 8). Этого не следует забывать ни одному из членов земной воинствующей Церкви.

И не кощунство ли рассуждать о святости "малого стада", когда сам пастух оного - основатель иеговизма Ч.Рассел - был "прославлен" при жизни многими скандалами и тяжбами, включая нашумевший бракоразводный процесс? Таковым Писание напоминает, что епископом может быть только муж, хорошо управляющий всем домом своим (1 Тим. 3, 4).

Святою во всех своих членах Церковь возможна лишь на небесах. Здесь, на грешной земле, она пребывает в непрестанной брани с грехом, ратоборствует против духов злобы поднебесной (Еф. 6, 10-17; Кол. 5, 17).

Среди коринфян были грешники, были и постоянно ведущие друг с другом тяжбы, были обижавшие и присваивавшие чужое добро (1 Кор. 6, 1-8), были даже не веровавшие в воскресение мертвых (1 Кор. 15, 19). И однако, несмотря на все это, апостол Павел отлучил от Церкви всего лишь одного - кровосмесника. Святая в своем основании и Главе Церковь Христова, являясь источником святости и освящения для всех, несомнительно должна являть свет в своих членах, ибо "если корень свят, то и ветви" (Рим. 11, 16). К этому устремлена Церковь, и в этом ее главная цель. В ее среде были и есть люди, отмеченные высшею христианскою нравственностью и особыми дарами Святого Духа. В ней всегда были и будут подвижники, девственники, воздержанники, праведники и т.п. К сожалению, святой во всех своих членах земная Церковь быть не может, ибо это и составляет ее чаемую цель, достижимую лишь в грядущей небесной жизни. Не о том ли говорил Спаситель, когда уподобил Церковь полю, где пшеница растет вместе с плевелами (Мф. 13, 24-42), или неводу, извлекающему всякого рода рыб (Мф. 17, 47-50), или брачному пиру, в котором участвуют и недостойные (Мф. 29, 10-19), или когда поведал притчу о девах мудрых и юродивых (Мф. 25, 1-13), об овцах и козлищах (Мф. 25, 33).

О том же назидали и Христовы ученики, один из которых, подразумевая Церковь, отмечал, что в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные, и одни в почетном, другие в низком употреблении (2 Тим. 2, 20). Таковые "низкие сосуды" были в Церкви от самого начала ее, к примеру Анания и Сапфира (Деян. 5, 1-10). Были грешники, как свидетельствуют Апостолы, и в других церквах (Ин. 2, 1-9; 4, 1-17; 5, 4; Ин. 9, 10; Откр. 2, 3). Есть они и ныне, но их присутствие не только не нарушает святости Церкви, ибо в ней всегда пребывает святая Глава Ее - Христос, пребывает Святой Дух со своею благодатью, но и сами они, уповая на благодатные дары, не должны терять надежды на очищение от грехов.

"Приходящего ко мне не изгоню вон" (Ин. 6, 37). "Се, стою у двери и стучу (в клеть сердца человеческого. - И.Е.

), да отворят Мне" (Откр. 3, 20). Господь долготерпелив и даже малейшая степень исхода греха из мира уже есть участие в святой жизни, совершенствование и стремление к которой занимает всю земную жизнь человека.

В Апостольской Церкви среди участников вечери порой случались разделения. "Слышу, - пишет апостол Павел, - что когда вы собираетесь в Церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти верю... Далее вы собираетесь, так, что это не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих. Что сказать вам? Похвалить ли вас за это? Не похвалю" (1 Кор. 11, 18-22).

О том, что Церковь Христова состоит из разных сосудов - немощных и стойких - учит нас само слово Божие. "Тело же не из одного члена, но из многих...члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые кажутся нам менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения, и неблагообразные наши благовидно покрываются, а благообразные не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены" (1 Кор. 12, 14-26).

Сам Господь наш Иисус Христос свидетельствует нам, что в Церкви до скончания века пребудут вместе и праведники и грешники. В притче о неводе Он говорит: "Подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы и отделят злых от среды праведных и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 13, 47-50).

Схожий смысл несет и притча о добром семени. "Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего, пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 13, 24-30; 36-42).

Обратим внимание и на то, как сказано в Писании, "соберут из Царства". Готовы ли иеговисты в своей гордыне допустить, что и из их "царства" кто-либо будет ввергнут в печь огненную? Похоже, что нет, потому что даже не дерзающие причислить себя к "небесному классу" далеки от истинного смирения. Свидетели Иеговы ожидают, когда придет Господь и отделит овец от козлищ. Отчасти это уже произошло и происходит. Всякий, присоединившийся к ним, полагают они, переходит из стада козлищ в стадо овец. Где же, однако, мы видим сегодня собственно акт наказания Господня - ввержение козлищ в печь огненную? Нет его, ибо не пришло время. Можно лишь отметить, что толки сектантов о некоей абсолютной святости правомерны лишь в том смысле, что сама истинная Церковь действительно свята. А почему Церковь, как сообщество верующих, называется святой, мы знаем не из измышлений сектантов. Во-первых, она руководима своею святою Главой - Христом (Евр. 7, 26), освящающим все члены тела Своего в меру подвига каждого (Евр. 3, 21). Во-вторых, будучи освящена "единократным принесением тела Иисуса Христа" (Евр. 10, 10), Церковь постоянно освящается благодатью Святого Духа, посредством коего очищает своих членов от грехов, совершаемых ими после крещения.

Новозаветное Священное Писание указывает нам, что "святой", член "тела Христова", вовсе не значит "безгрешный", но призванный ко спасению и освященный во Христе Иисусе, то есть получивший благодать Божию в святых таинствах Крещения и Миропомазания (Еф. 5, 25-26). Вот почему коринфяне, среди которых было немало грешников, все же названы святыми (1 Кор. 1, 2). Нечто подобное, но в ином духовном смысле мы наблюдаем и в Ветхом Завете, где израильтяне называются святыми, царями и священниками.

Спаситель повелел Апостолам: "Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28, 19). Кто не родится от воды и духа, не сможет войти в Царство Небесное, - сказал Господь, обратившись к Никодиму. Рождение в таинствах Крещения и Миропомазания - вот первейшее условие спасения. В Церкви Христовой "нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос" (Кол. 3, 11).

Свидетели Иеговы ожидают, что Царствия Небесного будут удостоены лишь немногие из живущих во времена Нового Завета. Иное говорит нам Писание: "Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царствии Небесном" (Мф. 8, 11). "И вот, приду, - предсказывал пророк Исаия о Христе, - собрать все народы и языки, и они придут и увидят славу Мою" (Ис. 66, 18). "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3, 16).

"Вечный" - синоним понятия "бессмертный", и это качество, как мы видим, является прерогативой всякого верующего. Если трактовать сказанное выше в духе учения иеговистов, то тогда придется признать неверующими всех, не причисленных к "малому стаду".

Расселиты подразделяют своих общинников на три группы, каждая из которых имеет свои упования. Одни надеются на бессмертное жительство на небесах - в Царствии Небесном, другие также уповают на жительство на небесах в качестве бессмертных (движение "Епифания"), однако не будут иметь "жизнь в самих себе" , что присуще только "небесному правительству", которое, как они надеются, станет править землей. И третья группа, самая многочисленная, - уповающих воскреснуть для жизни в тысячелетии, однако не имеющих уверенности в том, что они не отпадут.

Православию чужды искусственные разделения в Церкви Христовой. Ему ведомо единое для всех условие спасения: "без веры угодить Богу невозможно" (Евр. 11, 6), "кто будет веровать и креститься, спасен будет" (Мрк. 16, 16). Для спасения необходима правая вера и согласные ей дела.

Уже Иоанн Креститель проповедовал о нужде в покаянии, ибо приблизилось Царство Небесное. Уясняя сказанное для человеческого понятия, Господь указывал, что Царствие внутри нас (Лк. 17, 21), а не на небе или на земле. И в Царстве Славы будут участвовать воскресшие праведники, но не воскресшие грешники.

Господь завещал, что это Царство узрят иные из Его учеников, которые, проповедуя правоверие по всему миру, могли убедиться в том, что спасительной истине подвластны племена и народы.

Царство Божие, возражают иеговисты, это-де вовсе не одно и то же, что и Царствие Небесное. Однако Господь многажды обращался к Своим ученикам со словами: "достигло до вас Царствие Божие" (Мф. 12, 28). Спаситель всех призывает возлечь в Царствии Небесном с Авраамом и Исааком (Мф. 8,11). "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее" (Мф. 16, 18). Как и все протестанты, свидетели Иеговы убеждены, что начиная с III-IV вв. Церковь Христова утратила чистоту своего вероучения. Если мы согласимся с догматами свидетелей Иеговы, будто евангельский век был предназначен Господом для собирания "малого стада", то будет непонятным: каково же значение христианства в мировой истории начиная с IV по ХV в.? Неведомо о нем было ни в первые века христианства, ни в послереформационный период, ни в эпоху становления церквей новейшего времени. Ересь иеговизма заявила о себе лишь в конце XIX в. Кому же тогда Творец оставил в назидание Священное Писание, если никто, кроме "малого стада", не способен постичь его. И не должно ли тогда оправдывать в глазах иеговистов, с их точки зрения, религиозные "заблуждения" инославных? Повинны ли верующие всех хрис-тианских конфессий в своих "заблуждениях", если их некому и нечем было наставить? Неужели врата ада одолели нашу Церковь, если столько веков она обходилась без "истинного учения"? Да и не так-то просто принять истины свидетелей Иеговы сегодня, если вспомнить, что вероучение, положенное в основу их движения, менее чем за сто лет изменилось до неузнаваемости.

      Рекомендуем к прочтению

      Православное учение о евхаристии
      Причащение есть Таинство, в котором верующие под видом хлеба и вина принимают истинное Тело и истинную Кровь Спасителя нашего - Господа Иисуса Христа, и тем самым соединяются с ...

      Крест "мальтийский", или "георгиевский"
      Патриарх Иаков пророчески почтил Крест, когда "верою поклонился, - как говорит Апостол Павел, - на верх жезла своего" (Евр. 11,21), "жезла, - разъясняет святой ...

      Расколы в движении иеговистов
      Несмотря на некоторые послабления иеговистов в отношениях с властями, после 1964 г. лидеры Бруклинского центра не раз выступали с нападками на существующие государственные поли ...