Монотеистическая религиозность
Страница 8

Рабовладельческое общество исчерпывало свои жизненные потенции, империя разлагалась, церковь же, опиравшаяся на единую доктрину, создавала все более мощную и гибкую организацию. Как глубоко заметил Энгельс, христианство, будучи неизбежным продуктом разложения рабовладельческого мира, вместе с тем становилось главной социальной сферой притяжения в качестве “единственного элемента, который противостоял этому процессу разложения”. Это поняли преемники Диоклетиана, императоры Галерий и Константин, которые в 311 и 313 гг. легализировали христианство, уравняв его с другими культами. Затем началась борьба христианства за положение официальной религии Римского государства. Она заняла четвертое и значительную часть пятого столетия. Началом этого процесса стал Никейский собор 325 г. - первый “вселенский” (т. е. всеобщий) собор христианской церкви, на котором были официально утверждены основные догматы (символ веры) христианского вероучения. Собор был созван при ближайшем участии императора Константина, который во многом направлял его деятельность (хотя сам он так и не перешел в христианство).

В новых условиях уже при поддержке властей руководители христианской церкви стали еще больше заботиться об увеличении богатств и числа верующих. Становясь как бы государством в государстве, церковь совершенствовала свою организацию и расширяла централизацию. Епископы отдельных городов объединялись в митрополии (от греч. “главный город”) во главе с митрополитом. Митрополии же в IV в. начали соединяться в еще более крупные объединения-патриархии во главе с патриархом (александрийским, антиохийским, константинопольским и римским-будущим папством).

Правда, этот процесс усиления церкви, подменявшей слабеющее государство-особенно в западной, римской половине империи, - не был непрерывным процессом, протекавшим без борьбы. При дворах императоров, как и в провинциях, еще сохранялись значительные силы, тесно связанные со светской античной культурой и заинтересованные в дальнейшем функционировании языческих культур. Опираясь на эти силы, племянник Константина Юлиан, получивший философское образование и неожиданно ставший императором (359-361), лишил христианство положения главенствующей, государственной церкви и сделал попытку реставрировать и даже укрепить язычество в качестве государственной религиозной идеологии. Однако попытка Юлиана, вскоре погибшего в одном из пограничных сражений, реставрировать язычество потерпела крах. Но христианство все равно должно было восторжествовать, ибо оно воплощало в своей доктрине и в своей организации новый общественный строй, который шел на смену рабовладельческому обществу и его государству.

В этой связи немаловажно вспомнить также мысль Энгельса, который, характеризуя противоположность между философией и религией в отношении масштабов их социального воздействия, писал в своей работе “Бруно Бауэр и первоначальное христианство”: “Религии создаются людьми, которые сами ощущают потребность в ней и понимают религиозные потребности масс, а как раз этого обычно не бывает у представителей философских школ”. Такого понимания явно не было у Юлиана, принадлежавшего к неоплатоновской школе (о его воззрениях ниже). Последующие императоры, еще сохраняя языческий титул “верховных понтификов” (жрецов) Римской империи, тем не менее в качестве политиков были вынуждены снова признать христианство господствующей религией.

Вступив в прочный союз с государством, церковь становится воинствующей, “Христовым воинством”. Насаждая среди верующих фанатизм, ее руководители стремятся к беспощадной расправе со всеми языческими культами, а вместе с тем и с теми творениями языческой культуры, в которых они усматривали явную или скрытую оппозицию христианскому вероучению. Такая политика церкви отвечала общему упадку культуры и распространению интеллектуальной варваризации, которые знаменовали переход от античного, рабовладельческого общества к обществу феодально-средневековому, когда классовая история охватила целый ряд новых народов и государств, образовавшихся как на территории Римской империи, так и за ее пределами. В 391-392 гг. император Федосий I издает эдикты, фактически запрещающие исповедание языческих культов.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9

Другое по теме

Заключение
Надежда Святейшего Патриарха Алексия I на то, что все Поместные Церкви искренне разделят “радость столь счастливым устроением Православной Церкви Чехословакии”, к сожалению, не оправдалась. Константинопольская Патриархия, а всл ...