Ислам и политика в Чеченской республике
Страница 8

Чеченский лидер прямо обвинил одного из идеологов фундаментализма И. Умарова и намекнул на Удугова как на проповедника нового религиозного течения, насаждаемого якобы евреями через Саудовскую Аравию с целью расколоть мусульман Чечни. "Нас пытаются превратить в афганских талибов - послушное орудие Запада на Кавказе. Мы - сунниты накшбандийского и кадирийского толка, и другому исламу в Чечне не бывать" [22], - заявил Масхадов. Дистанцирование от саудовского ваххабизма и от местных поклонников исламизма обвинениями в фактическом сотрудничестве с Израилем призвано было оказать влияние на .сознание мусульман, для которых еврейское государство по традиции - враг номер один! Право на существование в этой парадигме имеет только национальный ислам с чеченским оттенком, ваххабитов и сторонников оппозиционной Шуры следует "гнать из наших сел, наводить у себя порядок" [22].

Президент все более концентрировал в своих руках контроль над государственными структурами, в первую очередь силовыми. Руководить ими он поручил своим родственникам из тейпа аллерой. На пост министра шариатской госбезопасности вместо Арсаева был назначен А. Абалаев. Это министерство было призвано блюсти религиозные порядки в стране, бороться с фундаментализмом. Создано было еще и министерство госбезопасности во главе с Атгериевым, которому подчинялись все силовые ведомства, включая спецслужбы Чечни. Новое министерство, по словам самого руководителя, можно было сравнить с КГБ (видимо, по всеохватности задач), и оно должно было вести профилактику и бороться с преступностью, угрожавшей государству и законно избранной власти [22, 24]. Большинство чеченцев поддержали суровые меры и наказания, предусмотренные шариатом в отношении уголовных преступников и похитителей людей. Многие, особенно родственники пострадавших от рук грабителей и убийц, одобряли заявления организаторов публичных казней в сентябре 1997 года, что "это будет продолжаться, пока не будет искоренен бандитизм и покушения на жизнь граждан" [25].

Как недавно сложившаяся система морально-правового и социального регулирования в области права шариат предусматривал жесткие меры наказания, например смертную казнь за совершение таких считающихся наиболее тяжкими преступлений, как прелюбодеяние, разбой и вероотступничество. В качестве основной эта мера наказания ожидала злодея-убийцу. Однако применялись и иные меры ответственности - выкуп за кровь или (наилучший выход из ситуации) прощение преступника родственниками жертвы, если, конечно, они не настаивали на наказании убийцы. Но и для вынесения смертного приговора за убийство шариат требовал соблюсти целый ряд условий, которые должны были найти отражение в разрабатывавшемся уголовпо-процессуальном кодексе. Не было и подготовленных юристов-нравотворцев, способных не только отразить в конкретных нормах, законодательных формулах общие принципы и цели шариата, но и просто умевших верно истолковать их. Между тем обвинительный уклон, присутствовавший в практике шариатских судов, в том числе о делах об убийствах, в ряде случаев противоречил принципиальным положениям шариата. Во-первых, указывает российский исследователь исламского права Л. Сюкияйнен, шариат не средство, но цель, которой является достижение высшей справедливости, а жестокость суда не обязательно ведет к ней. Во-вторых, считает ученый. устрашение и кара - не главное в шариате; гораздо важнее с его помощью создавать условия для реализации свободы, достоинства человека, проявления идеалов добра и справедливости. В связи с этим, заключает Сюкияйнен, при всей очевидности позитивного характера введения шариата в Чечне ошибочной, или по крайней мере сомнительной, может оказаться конкретная практика его использования. Помимо глубоких знаний и умения предвидеть последствия вынесенных решений, обращение с шариатом требует взвешенности и холодного расчета, а суетность и тем более самое неистовое поклонение могут только бросить тень на справедливость суда, а творящего произвол судью, по высказыванию Мухаммеда, обречь на вечное горение в аду ¦2б].

Чтобы повысить профессиональный уровень работников шариатских судов (а судьями в 1996 и 1997 годах нередко становились не умудренные знаниями мусульмански-правовых норм улемы, а юнцы, отмеченные заслугами в боевых действиях), президент Чечни решил провести их аттестацию на всех уровнях, вплоть до Верховного суда. Специалисты из числа профессиональных юристов, представителей президентского управления по кадрам, чеченского муфтията, однако, не стали отстранять всех профанов, ограничившись увольнением в самых вопиющих случаях. Пострадали некоторые высокопоставленные работники, в том числе сам председатель Верховного шариатского суда Ш. Батукаев [27, 28], однако причина отстранения его и ему подобных состояла, скорее всего, в простой нелояльности президенту.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10

Другое по теме

Крест "якореобразный"
Первоначально этот символ попался археологам на Солунской надписи III века, в Риме - в 230-м, а в Галлии - в 474 году. А из "Христианской символики" узнаем, что "в пещерах Претекстата находимы были плиты без в ...