Сербия монашеская
Страница 1

СЕРБИЯ МОНАШЕСКАЯ

Одной из целей нашей поездки в Сербию было стремление познакомиться с жизнью сербских монастырей. Конечно, за неделю этого невозможно было сделать в полноте, и наши впечатления неизбежно носят характер фрагментарности и субъективности, однако, кажется, определенные закономерности все-таки удалось уловить.

Прежде всего, в Сербии практически нет “городских монастырей” – все обители находятся, как правило, в некотором удалении от крупных населенных пунктов. И даже женский монастырь в Белграде, “Ваведения” – Введения Пресвятой Богородицы во храм, расположен в тихом месте с сельским пейзажем, фактически за городом. Да и живет в нем всего лишь десять монахинь (впрочем, по сербским меркам это не так мало). Поэтому сербы очень удивлялись, узнавая, что наш Сретенский монастырь находится в самом центре города, а кроме него, в Москве действует еще пять мужских и четыре женских, не считая многочисленных монастырских подворий.

Не меньше они удивлялись, когда слышали, что в нашем монастыре около 40 человек братии, поскольку в Сербии обитель с 20 насельниками уже считается большой, а максимальное количество, по рассказам, составляет 30 человек – для мужского монастыря, 40-50 – для женского.

Монашество в Сербии, как и в России, еще только формируется – оно, в основном, молодо: как по возрасту, так и по духовному опыту. Но сербским инокам есть на кого равняться в аскетическом делании – на Святейшего Патриарха Павла, настоящего подвижника, который пользуется огромным авторитетом в стране. Впрочем, уже есть и обители, где внешняя и внутренняя жизнь налажена превосходно. В одном из таких монастырей нам посчастливилось прожить несколько дней.

С монахами из Ковиля мы познакомились еще минувшим летом в Москве, куда они приезжали с серией концертов по приглашению братии Данилова монастыря. Во время своего визита они пели Литургию в Сретенском монастыре в национальный сербский праздник – Видовдан, потом приходили еще несколько раз, а мы с удовольствием посещали их выступления. Теперь наше знакомство продолжилось в их родной обители – Ковильском монастыре.

Ковиль – это настоящий сербский Афон. Надо сказать, что вообще для сербских монастырей образцом и своего рода “законодателем” является святогорский Хиландарь, основанный еще святителем Саввой и его отцом, преподобным Симеоном Мироточивым, в самом конце XII века. Святитель Савва Сербский написал и Типикон для Хиландаря, который до сих пор служит основой монастырского устава практически всех сербских обителей. Сейчас Хиландарь переживает не лучшие времена в связи с политической ситуацией в мире: ведь разрешение на принятие в братию монастыря дает даже не греческое правительство, а общеевропейское, с центром в Брюсселе, а оно, мягко говоря, не особенно благоволит к сербам. Кстати, среди 30 насельников Хиландаря есть и один украинец, о чем нам рассказали на монастырском подворье под Белградом. Но об этом позже.

В Ковиле дыхание Афона чувствуется особенно явственно. Этому способствует тот факт, что Ковильская братия часто ездит на Святую Гору и поддерживает тесные контакты с афонитами. В 1999 году на престольном празднике (“Славе”, как это называется у сербов) Хиландарского монастыря ее пение было даже включено в компакт-диск, выпущенный Хиландарем. Многие в Ковиле хорошо говорят по-гречески (а некоторые еще и по-английски, по-французски; по-русски понимают, но не говорят). Любовь к Афону проявляется во всем – даже братский храм монастыря, где обычно проходят службы, посвящен Святым отцам, на Горе Афонской просиявшим.

Ковиль славится своим пением. Поют они, конечно, не по-гречески, а по-церковнославянски и по-сербски (именно поэтому его можно назвать сербским Афоном), - но в византийской традиции. Глубокое понимание традиции позволяет им петь антифонно с греческим хором, когда попеременно следуют стих по-славянски – стих по-гречески, что так восхищало нас еще в Москве.

С афонскими традициями связан и богослужебный устав монастыря, и некоторые литургические особенности (например, совместное чтение вслух Иисусовой молитвы), и даже бытовые обычаи. Так, гостю обязательно предложат чашечку кофе и рюмки ракии – своего рода водки. Впрочем, это встречается по всей Сербии. Гостеприимство Ковиля особенно подчеркивается тем, что у монастыря отсутствуют ворота – хотя есть и крепкие стены, и добротные корпуса.

Однако в соответствии с древними монашескими правилами, в монастыре не могут ночевать женщины (исключения делаются крайне редко). Все послушания выполняются или Ковильской братией, или трудниками-мужчинами, в том числе послушание на кухне, которое попеременно несут в течение двух недель все насельники монастыря, не исключая священника.

Страницы: 1 2 3 4

Другое по теме

Религия и 20 век
XX век — век радикальных сдвигов, сопряженных с "пробуждением" народов Востока, век обретения ими политической независимости и активного вовлечения в систему мирового хозяйства Это век вызова традиционным иде ...