Оценка использования модели священной войны для описания действий хотанцев в Кашгаре
Страница 1

Религиозные исламские исторические источники описывают эти события так, будто бы Хотан начал буддийский эквивалент джихада – священную войну против мусульман Кашгара, – чтобы защитить в Кашгаре чистую практику буддийской веры. Караханиды, столкнувшись с подавлением буддистами ислама, законно ответили своим собственным джихадом, против Хотана. Однако такое объяснение не только однобоко в том, что не принимает в расчет какие-либо мотивы этих событий, кроме религиозных, но также, похоже, проецирует понятия, относящиеся к исламской культуре, на буддизм, для которого они не свойственны.

Единственный буддийский священный текст, говорящий о религиозной войне, – это «Тантра Калачакры». В своей милленарной версии будущего этот текст пророчит апокалипсическую битву в XXV веке н.э., когда неиндийские захватчики попытаются уничтожить какие бы то ни было возможности духовной практики. Победа над ними возвестит начало нового золотого века, в том числе для буддизма. Хотя этот текст также рассматривают как призыв к личной духовной битве каждого человеке против внутренних сил тьмы и невежества, он никогда не воспринимался как призыв к внешней битве, когда бы буддийское сообщество ни находилось под угрозой.

Даже если кто-то воспринимал «Тантру Калачакры» таким образом, под неиндийскими силами, возглавляемыми Махди, не имеются в виду мусульмане в целом. Хотя приводимое в тексте описание обычаев этих сил указывает на принадлежность к исламу, например халяльный (разрешенный) забой скота и обрезание, список их пророков включает восемь учителей. Семь составляют традиционный исмаилитский шиитский список, а дополнительная фигура Мани указывает, возможно, на связь с манихеями и манихейскими шиитами, перешедшими в исмаилитский шиизм. Другие шиитские, а также суннитские течения говорят о двадцати пяти пророках, и их список не включает Махди, входящего в исмаилитский список.

С точки зрения западной науки исторические ссылки и по крайней мере несколько моментов в «Тантре Калачакты», скорее всего, были составлены в Кабульском регионе восточного Афганистана и в Уддияне во второй половине X века. Обе территории изначально находились во власти индуистских Шахов, а затем, в 976 году, Кабул был захвачен Газневидами. На то, что тексты «Тантры Калачакры» (прим. пер.: сама тантра и основные комментарии к ней) возникли в Кабульском регионе, указывает факт, что символическая вселенная (мандала), изображаемая в «Тантре Калачакры» повторяет мотивы, характерные для империи Сасанидов, найденные на фресках в одном из храмов в монастыре Субахар, заново отстроенном в Кабуле, после того как в 879 году Саффариды нанесли поражение индуистским Шахам. На всех трех есть круг, представляющий планеты и знаки зодиака, окружающие центральную царскую фигуру, считающуюся, например как во дворце Сасанидов – Такдисе, «Властителем пространства и времени (замин у заман)». «Калачакра» буквально значит «круг времени», где «круг» иногда объясняется как пространство вселенной.

В 968 году исмаилитское царство Мултан (северный Синд) стало вассальным государством исмаилитской империи Фатимидов (годы правления 910 – 1171 н.э.), основанной в Северной Африке. В 969 году Фатимиды захватили Египет и вскоре из своей новой столицы Каира расширили империю вплоть до западного Ирана. Мессианские исмаилиты Фатимиды угрожали захватить исламский мир до ожидавшегося в начале XII века – спустя пятьсот лет после Пророка – апокалипсиса и конца света. Вассальные государства Аббасидов, включая окрестности Кабула, где правили Газневиды, опасались вторжения Фатимидов и их союзников.

Манихеи, манихейские шииты и манихеи, перешедшие в исмаилитский шиизм, после того как они были объявлены еретиками и угрозой правлению Аббасидов, бежали из империи Аббасидов. Разумно предположить, что многие искали приют в Мултане. Поскольку первое время переход в исмаилитский шиизм позволял синкретизм, новообращенным разрешили бы добавить Мани к списку исмаилитских пророков. Таким образом, предупреждение Калачакры о вторжении, скорее всего, относится к исмаилитам Мултана, ставшим еретиками и еще более опасными из-за того, что они включили элементы манихейства в свою веру. Афганские буддийские ученые, несомненно, могли встречаться с манихейскими шиитами Аббасидского двора, когда работали в Багдаде в конце VIII века. Как наследие того времени, буддисты могли путать всех исмаилитов с манихейскими шиитскими, перешедшими в исмаилитский шиизм.

Страницы: 1 2

Другое по теме

ВЕХИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ "ДОБРОТОЛЮБИЯ"
Титульный лист первого Венецианского издания "Добротолюбия" В конце остается указать основные вехи распространения "Добротолюбия" в мире. 1782 г. - первое греческое издание, осуществленное в Венеции. 1793 г. ...