Положение буддизма в Западном Туркестане с приходом западных тюрок

На протяжении столетий до прихода западных тюрок буддизм процветал в центральной и южной частях Западного Туркестана, которыми поочередно правили греко-бактрийцы, саки, кушаны, персидские сасаниды и белые гунны. Фа Сянь – паломник из ханьского Китая, отправившийся в Индию, – путешествовавший по этой территории в период между 399 и 415 годами, сообщил о том, что на этой территории много действующих монастырей. Тем не менее, когда в этот регион спустя полтора столетия прибыли западные тюрки, они обнаружили буддизм в ослабленном состоянии, особенно в Согдиане. Несомненно, он пришел в упадок в период правления белых гуннов. магазин игр

Белые гунны, в большинстве своем, оказывали буддизму твердую поддержку. Например, в 460 году их правитель отправил из Кашгара лоскуток одеяния Будды в качестве подношения реликвии одному из северных китайских дворов. Тем не менее, в 515 году царь белых гуннов Михиракула начал преследование буддизма, предположительно под влиянием завистливых манихейской и несторианской фракций своего двора. Больше всего пострадали Гандхара, Кашмир и западная часть северной Индии, однако гонения распространились и на Бактрию с Согдианой, но в меньшей степени.

Приблизительно в 630 году, когда Сюань Цзан, следующий знаменитый паломник из ханьского Китая, отправившийся в Индию, посетил Самарканд – западно-тюркскую столицу Согдианы, он обнаружил, что, хотя здесь было много буддистов-мирян, местные последователи зороастризма относились к ним враждебно. Два главных буддийских монастыря были пусты и закрыты. Между тем, в 622 году, за несколько лет до визита Сюань Цзана в Самарканд, западно-тюркский правитель Самарканда, каган Тонгшиху, официально принял буддизм под руководством Прабхакарамитры – монаха из северной Индии. Сюань Цзан предложил царю заново открыть опустевшие монастыри в окрестностях города, а также построить новые.

Царь и его преемник последовали совету китайского монаха и построили несколько новых монастырей в Согдиане – не только в Самарканде, но и в Ферганской долине и в нынешнем западном Таджикистане. Кроме того, они распространили смесь согдийской и кашгарской форм буддизма на севере Западного Туркестана. Здесь они построили новые монастыри в долине реки Талас на юге современного Казахстана, в долине реки Чу в северо-западной Киргизии, а также в Семиречье на юго-востоке Казахстана, рядом с современным городом Алма-Ата (каз. Алматы).

Сюань Цзан сообщил о том, что, в противоположность Согдиане, многие буддийские монастыри процветали в Кашгаре и Бактрии – других больших регионах, находившихся под управлением западных тюрок. В Кашгаре существовали сотни монастырей, и количество монахов достигало десяти тысяч, в то время как в Бактрии их число было скромнее. Самым замечательным монастырем всего региона был Нава Вихара (Навбахар) в Балхе – столице Бактрии. Он служил главным центром высшего буддийского образования во всей Центральной Азии и имел монастыри-спутники в Бактрии и Парфии, которые тоже назывались Нава Вихарами.

Действовавший как университет, Нава Вихара принимал только тех монахов, которые уже составили научные тексты. Он был знаменит своими невероятно прекрасными статуями Будды, облаченными в драгоценные шелковые одеяния и обильно украшенными роскошными драгоценными орнаментами в соответствии с местными зороастрийскими традициями. У Нава Вихары были очень близкие связи с Хотаном, куда монастырь посылал много учителей. Согласно Сюань Цзану, Хотан в то время имел сотни монастырей с пятью тысячами монахов.

Другое по теме

Об иконопочитании
И вновь повторим уже цитированный выше 4-й стих 20-й главы книги Исход: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли". Означает ли этот стих абс ...