Иудейские шахматы
Страница 2

Патриоты-фарисеи резко выступали против западных оккупантов. Фарисеи твердили о традиционных ценностях, размываемых западной заразой. Римляне, мол, во всем виноваты. И их здешние прихлебатели. Грабят нашу Родину, сволочи!

Хотя все было наоборот…

Как-то вечером патриции собрались у Капитолия… Подарки на 1 сентября подарок на 1 сентября.

Все было совсем наоборот: прагматичные саддукеи конвертируют полученное от меняльных столов серебро на золото по курсу 1:4,7, грузят это золото на корабли и везут в Рим, где меняют на серебро по курсу 1:12,6 и везут серебро обратно в «родные Палестины». Где снова меняют на золото и вновь отправляются в неспешное плавание через Средиземное море в известном направлении. Уолл-стриту и не снилась такая рентабельность валютных операций! А что же Рим?

«Рим погубила роскошь» — общеизвестная, почти пошлая фраза. Но эта пошлость — горькая правда. В Рим исправно поступали налоги из провинций. Но поступающее в виде монет золото не накапливалось, а утекало, как песок сквозь пальцы. Во-первых, его банально переплавляли в украшения. Во-вторых, огромные гонорары в сестерциях и динариях платились приезжим артистам, которые, прежде чем уехать, естественно, переводили серебро в «международную валюту» — золото — и увозили желтый металл из Рима. Строились циклопические сооружения. Устраивались бесплатные зрелища для плебса. За золото нужно было закупать диких зверей из Африки для гладиаторских игрищ. Нужно было годами учить и содержать самих гладиаторов. А гладиатор, как известно, товар разовый.

Практически все аристократы Рима, как и положено родовитым аристократам, давно уже живут в долг. А кто ростовщики, коим они должны немыслимые суммы? Большей частью выходцы из провинции — евреи. Что ж, такова всегдашняя историческая разница менталитетов у жителей метрополии и у пришлых. Имперские аристократы в свое удовольствие тратят деньги, а жители провинции, приученные скудостью жизни к накоплению, соответственно, складывают денежку к денежке. Если бы валютными спекуляциями занимались римляне, капитал оседал бы в Риме, а не в Иудее.

Но… Не занимались они этим! Вот так же москвичи ругмя ругают «черных», которые все рынки захватили, но попробуйте хоть одного жителя столицы загнать на рынок! Мы, как и римляне, — имперцы. Римлянам лишь бы повоевать, в банях попариться, поговорить о высоком, благо театров и прочих мест духовного кормления в столице — пропасть. А тем временем еврейские капиталы подтачивают основы империи…

В общем, внутренний долг растет. Рим катится в пропасть. Император Тиберий это понимает. Тиберий пытается бороться с экономикой проедания, воюет с роскошью: издаст антиалкогольные указы, высылает из Рима артистов, закрывает элитные рестораны, пытается директивно сдерживать цены. Это, естественно, ни к чему хорошему не приводит. Напротив, растет инфляция, процветает черный рынок, в обществе накапливается напряжение. Растет раздражение аристократов против ростовщиков. Растет раздражение администрации против финансовых спекуляций евреев, отнюдь не способствующих укреплению денежной единицы Рима. Растет раздражение аристократов против императора Тиберия, который ограничивает их в развлечениях. А при таких делах и до заговора недалеко…

И заговор с целью убийства Тиберия действительно случается. Во главе заговора некто Элий Сеян, легат преторианской гвардии. Как мы сейчас сказали бы, командующий римским военным округом.

Здесь необходимо небольшое, но любопытное отступление. Заговор Сеяна состоялся в 30 году нашей эры. Раньше считалось, что Христа распяли в 33 году нашей эры, когда ему стукнуло 33 года. Но современные богословы и историки отодвигают эту дату на три года назад — в Нисан года тридцатого, то есть все случилось как раз в период заговора против Тиберия. Вообще говоря, разными историками дата рождения и, соответственно, возраст смерти Христа определяются по-разному. Самым смелым был, по-моему, отец Александр Мень.

Он полагал, что на момент распятия Христу исполнилось всего только 23 года. Мальчишка…

«Тиберия — в Тибр!» — таков лозунг заговорщиков. Но Сея-ну нужна поддержка на случай вероятной гражданской войны, которая, возможно, вспыхнет в результате его переворота. И Сеян пишет своим старым друзьям, в том числе наместнику Иудеи прокуратору Понтию Пилату и его непосредственному начальнику — легату Сирии. Просит поддержки. Оба соглашаются, но менее решительный сирийский легат всю оргработу сваливает на Пилата, а сам выжидательно уходит в тень.

Пилат начинает подготовку. Но у него проблема: прокуратор не уверен, пойдут ли расквартированные в Палестине легионеры воевать за самозванца. Тем более что из-за разницы золото-серебряных курсов в Риме и на Востоке на свою зарплату легионеры в Иудее могут позволить себе жить в три раза лучше, чем в метрополии. Так на кой ляд им возвращаться на Родину? Вы нас Родиной не пугайте, товарищ Пилат! Тем паче что есть повод не послушаться прокуратора: Сеян-то — государственный преступник. Самозванец. Падла.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Другое по теме

Об иконопочитании
И вновь повторим уже цитированный выше 4-й стих 20-й главы книги Исход: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли". Означает ли этот стих абс ...