На каком языке была написана Библия?

Первая часть книги, если помните, начиналась с описания примитивной детско-дикарской психологии и сказки про курочку Рябу. Однако ничуть не хуже Рябы эту психологию иллюстрируют сами библейские сказания, которыми мы сейчас и займемся. Предварительно, однако, ответив на вопрос, заданный в заголовке параграфа…

Самые древние опусы Библии написаны на иврите — древнееврейском языке. Более поздние фрагменты выполнены на арамейском языке, который начал вытеснять иврит примерно с VII века до нашей эры. Арамейскому языку была уготована большая судьба — на Ближнем Востоке он стал практически языком международного общения. В Ассирии и Вавилонии арамейский вытеснил аккадский. На нем говорили торговые люди и послы разных стран. Наконец, арамейский был родным языком Иисуса Христа…

Третий библейский язык — греческий. Весь Новый Завет и часть ветхозаветных произведений дошли до нас именно на этом языке. Собственно говоря, само слово «библия» греческого происхождения и означает просто «книга».

Многие места Библии современному читателю совершенно непонятны из-за переводов с языка на язык. Вот простой пример из Книги пророка Иеремии: «И было слово Господне ко мне: что видишь ты, Иеремия? Я сказал: вижу жезл миндального дерева. Господь сказал мне: ты верно видишь; ибо Я бодрствую над словом Моим, чтоб оно скоро исполнилось».

Поняли что-нибудь?… И немудрено! Действительно, какая связь между тем, что пророк Иеремия видит миндальное дерево, и подтверждением данного ранее Господом обещания?… А все дело в том, что Библия — не божественное откровение, а литературное произведение, и в нем встречается игра слов. На иврите «шакед» — «миндаль». Иеремия говорит Богу, что он видит «шакед». Бог отвечает, используя глагол «шокед», обозначающий «стараться, быть усердным». Иными словами, Бог показывает пророку ветку миндаля, чтобы та по созвучию напомнила ему о твердом божеском обещании, от которого Господь не отказывается.

Или вот отрывочек из Книги пророка Амоса: «Такое видение открыл мне Господь Бог: вот корзина со спелыми плодами. И сказал Он: что ты видишь, Амос? Я ответил: корзину со спелыми плодами. Тогда Господь сказал мне: приспел конец народу Моему, Израилю; не буду более прощать ему».

Опять игра слов, которая никак не переводится и потому на всех языках, кроме иврита выглядит глупо. «Кайиц» на иврите — «спелые фрукты». «Кец» — «конец». На письме, без огласовки, оба слова выглядят совершенно одинаково.

Встречаются подобные штучки и в Новом Завете. Скажем, в одном из евангелий есть эпизод, когда Христос вручает апостолу Петру ключи от царствия небесного. При этом он толкает следующий спич: «Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеют ее…»

При чтении греческого варианта вопросов не возникает: «петр» по-гречески «камень». Любопытно, кстати, что Петр — третье имя апостола. От рождения этого парня звали Симон. Когда его ввели в секту Христа, представив основателю, Иисус тут же дал Симону «партийную кличку»: «Ты наречешься Кифа, что значит: камень». Это по-арамейски. Автор Евангелия писал его по-гречески, поэтому для своих читателей сделал пояснение: «что значит камень». Кстати говоря, и арамейский, и иврит не знали заглавных букв, так что имя собственное при написании никак не выделялось: «камень» и есть «камень».

К счастью для читателя, подобных мест в Библии не так уж много, поэтому общий смысл излагаемого не теряется при переводе. Так что пройдемся по тексту, как ножом по маслу…

Другое по теме

Крест монограммный "константиновский"
Из церковной археологии и истории известно, что на древних памятниках письменности и архитектуры нередко встречается и вариант совмещения букв "Хи" и "Ро" в монограмме святого Царя Константина, Богоизбран ...