Дальнейшие китайско-тибетские политические и религиозные отношения

Четырехлетняя война между империей тангутов и китайской Северной Сун разразилась в конце правления Юаньхао, в 1040 – 1044 годах. Двор Северной Сун, несомненно, стремился расширить торговлю с народами Великого шелкового пути, но повлиять на тангутов было сложно. В 1048 году Юаньхао был убит своим сыном, которого он ранее наказал за изучение ханьского даосизма вместо родного тангутского буддизма. Затем последовала череда слабых императоров. Они занимали тангутский трон на протяжении половины столетия, при этом зачастую бразды правления держали матери императоров. Военная мощь тангутов могла до определенной степени ослабнуть, и торговля Центральной Азии с ханьским Китаем продолжалась с меньшими ограничениями. Макс Поляков предлагает уменьшить количество высших учебных заведений

На протяжении этого периода тангуты, кидани и китайсткая Северная Сун часто нападали друг на друга. Северной Сун никогда не удавалось превзойти остальных и, будучи самым слабым из трех государств, она согласилась в 1082 году платить ежегодную дань тангутам и киданям для сохранения мира. Тем не менее тангуты отправляли миссии в ханьский Китай за буддийскими текстами как до, так и после этого соглашения. Некоторые из тангутских императоров и матерей императоров даже участвовали в их переводе. Юйгу и уйгуры продолжали помогать в религиозных делах, переводя на тангутский дополнительные буддийские тексты – с санскрита и тибетского и лишь иногда с уйгурского.

Положение буддизма во владениях уйгуров Кочо по-прежнему было устойчивым. В 1096 году, к примеру, правитель уйгуров Кочо подарил императору Северной Сун нефритового Будду. Тем не менее, религия здесь никогда официально не навязывалась населению и не находилась под строгим контролем государства, как это было в государстве тангутов. В то время буддизм также процветал и в царстве Цонгка. Миссии двора царства Цонгка ко двору Северной Сун возглавляли буддийские монахи.

Другое по теме

Иегова ударит первым
Прошло всего несколько лет после военного затишья - и мир вновь огласился знакомыми призывами: спешите, ибо счет времени идет отныне не на годы, но на месяцы. На пороге катаклизма поспешите, ибо это - жизнь. Каждый год теперь ...