Послевоенный период (1945-1951)

После освобождения Чехословакии от немецкой оккупации в мае 1945 года у Чешской Православной Церкви появилась долгожданная возможность возрождения. В течение почти трех лет ее храмы были закрыты, совершение богослужений было практически невозможным.

Епархиальное собрание Чешской епархии 2 июня 1945 года направило письмо в адрес Священного Синода СПЦ, в котором было описано тяжелое положение Чешской Церкви. Здесь также содержалась просьба прислать епископа, который бы смог возглавить епархию или стать делегатом СПЦ в Чехословакии. Ответ на это письмо был прислан лишь в августе (датирован 4 августа 1945 года). В нем выражена благодарность за братское обращение от 2 июня и соболезнования по поводу мученической кончины епископа Горазда и его сподвижников. Священный Синод СПЦ высказал надежду на то, что “из мученической чешской крови вырастет еще более крепкое древо Чешской Православной Церкви”. Далее Синод заверял, что сделает все возможное для выполнения нужд Чешской епархии. Однако в письме также отмечалось, что СПЦ и сама стоит перед серьезной задачей возрождения после военного погрома и потому может оказать только моральную поддержку, не будучи пока в состоянии помочь как-то иначе.

27 июля 1945 года делегация Чешской Православной Церкви была принята президентом Чехословацкой республики Эдвардом Бенешем. Во время этой встречи обсуждалось современное состояние Православной Церкви в Чехословакии, проблема ее юрисдикции и возможность получения ею в ближайшем будущем автокефалии. Глава делегации протоиерей Червин отметил, что в скором времени ожидается приход в республику волынских чехов, которые увеличат процент православного населения республики. Было также отмечено, что православные словаки после перехода Закарпатской области в состав Советского Союза остались без епископской кафедры, которая находится в Мукачево. Исходя из этого, протоиерей Червин считал необходимым открыть в ближайшее время на территории Чехословакии три епархии: Чешскую, Моравскую и Словацкую, и тем самым создать канонические основания для получения автокефалии. В ответ президент сказал, что вопрос церковной юрисдикции не является политическим, и Церковь может сама решить его как считает нужным, но в то же время он отметил, что была бы желательной “опора о великую Восточную Русскую Церковь”. При этом главной задачей Чешского Православия он все-таки считал скорейшее получение полной церковной самостоятельности. Таким образом, мы видим, что идея скорейшего получения автокефалии зародилась в самой Чехословакии. И в этом вопросе стремления духовенства совпадали с желаниями руководства республики.

С 10 по 23 октября 1945 года архиепископ Орловский и Брянский Фотий (Топиро) по благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I совершил поездку в Австрию и Чехословакию. После посещения Вены он прибыл в Прагу утром 15 октября. Главной целью его визита было воссоединение с Московской Патриархией русских эмигрантских приходов. В аэропорту архиепископа Фотия встретил епископ Сергий, уполномоченные Чешкой Православной Церкви, представители чехословацкого военного командования и члены советского посольства. На следующий день владыка Фотий провел переговоры с представителями чешского духовенства о. Честмиром Крачмаром, о. Ростиславом Хофманом и о. Иржи Новаком. Главным вопросом обсуждения стала проблема юрисдикции. 21 октября в кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия состоялась Божественная литургия, которую совершили вместе архиепископ Фотий и епископ Сергий в сослужении чешского духовенства. Таким образом, епископ Сергий вместе с управлявшимися им приходами вернулся в юрисдикцию Московской Патриархии.

В тот же день 21 октября состоялась встреча владыки Фотия с делегацией Словацкой Православной Церкви во главе с архимандритом Саввой (Струве). Как сообщает Владимир Грузин в своей статье “Смена юрисдикции с точки зрения канонической и правовой”, словацкая делегация выказала желание войти в подчинение Патриарха Московского и всея Руси. Представители Чешской епархии не высказали сами такой инициативы, и потому архиепископ Фотий сам предложил чешскому духовенству подумать над возможностью смены юрисдикции.

Можно предположить, что во время переговоров с чешским и словацким духовенством был поднят вопрос о возможности скорого получения атокефалии. Явным отголоском обсуждения этой проблемы были слова, сказанные архиепископом Фотием 21 октября в храме святых Кирилла и Мефодия после Божественной литургии. Он произнес буквально следующее: “В связи с тем, что некоторые указывают на желательность автокефалии для Чешской Православной Церкви, в этом вопросе я считаю своим долгом пояснить, что принципиально каждая самостоятельная страна имеет потенциальное право на автокефалию своей Церкви. Однако для фактического введения автокефалии нужны некоторые условия и предпосылки. Главным условием является наличие своих национальных епископов. Если их нет и даже нет бесспорных и канонических кандидатов на епископство, то говорить об автокефалии, конечно, преждевременно. Автокефалия же, введенная при наличии епископов другой национальности, была бы автокефалией искусственной. И даже в том случае, если бы появились свои национальные епископы, нужно, чтобы они немало поработали и укрепили свою Поместную Церковь, прежде чем мог бы быть поднят вопрос об автокефалии. Русская Православная Церковь получила свое основание еще при св. князе Владимире, после крещения Руси, но долгое время находилась в каноническом ведении Константинопольского Патриарха, и только через несколько столетий получила автокефалию. Думается, что для пользы Церкви и верующих здесь тоже нужна не автокефалия, а объединение православных разных национальностей в ведении одного Патриарха, стоящего во главе наиболее обширной и мощной Православной Церкви. Об этом единении и духовном содружестве мы и должны все молиться”. Эти слова еще раз подтверждают предположение, что главной целью чешского духовенства было скорейшее получение автокефалии. Русская же Православная Церковь считала своей ближайшей задачей объединение всех православных приходов на территории Чехословакии в единую церковную структуру. “Журнал Московской Патриархии”, описывая визит владыки Фотия в Прагу, отмечает, что “епископ Сергий и представители Чешской Православной Церкви проявляли взаимное недоверие друг к другу”. К их примирению и стремилась прежде всего Московская Патриархия в 1945 году.

8 ноября 1945 года в Оломоуце состоялось епархиальное собрание Чешской епархии, на котором обсуждался вопрос юрисдикции. Решено было просить СПЦ отпустить Чешскую епархию из своей юрисдикции и позволить ей переход в подчинение Русской Православной Церкви. Также было решено просить Святейшего Патриарха Московского принять Чешскую епархию в свою юрисдикцию с условием сохранения ей автономии, оговоренной в Уставе, утвержденном Священным Синодом СПЦ и правительством Чехословацкой республики. Высказывалась также просьба сохранить в Чешских землях богослужебные традиции, сложившиеся при епископе Горазде, которые, не противореча Священному Преданию Православной Церкви, в то же время соответствуют потребностям чешского народа. Предполагалось, что Патриарх Московский проведет специальные переговоры по вопросу смены юрисдикции с Патриархом Сербским. Собрание также постановило отправить в Москву делегацию для ведения переговоров по вопросу перемены юрисдикции и последующего дарования автокефалии. За эти решения проголосовало 37 членов епархиального собрания. Двое воздержались.

10 января 1946 года в Москву прибыла делегация Чешской Православной Церкви в составе Епископского администратора Чешской епархии протоиерея Честмира Крачмара, священников: Иржи (Георгия) Новака и Ростислава Гофмана, мирян: прокуриста Б. Л. Черкеса, профессора И. И. Билаго, доктора В. Г. Грузина. В тот же день делегация была принята в Патриархии Святейшим Патриархом Алексием в присутствии Митрополита Крутицкого Николая и управляющего делами Московской Патриархии протопресвитера Н. Ф. Колчицкого. Глава Чешской делегации протоиерей Ч. Крачмар произнес речь, написанную на церковно-славянском языке. В ней он кратко описал историю и современное состояние Православия в Чешских землях. Отец Честмир в частности отметил, что Русская Церковь заботилась о православных чехах еще в ХIХ веке: “Несмы странни ни в велицем и славнем граде сем стольнем Москве, ни в Церкви всея Руси, зане от семидесяти лет и паче обретостася во граде сем мужие языка нашего, просяще помощи в деле устроения Православныя церкви во стольнем граде нашем Празе. И моление их бысть услышано и в лето тысяча восемьсот семьдесят четвертое бе освящение храма святителя Николая Мир Ликийских чудотворца в Празе и от того часа Церковь всея Руси поставляше нам пресвитеры и прочий причет церковный и всяческое попечение о нас творяще, дондеже прииде первая рать великая на ны. Вся сия помянувши и скорби и печали дний сих зря, рекохом в себе: Прейдем до Москвы, отонюду же прииде нам помощь иногда”. В конце речи высказывалась просьба “прияти Чешскую Православную Епархию под высокую руку Патриарха Московского и всея Руси”.

Заседания по вопросу о принятии Чешской Православной Церкви в состав Московской Патриархии происходили 11 января и 14 января. На заседании 11 января были обсуждены два принципиальных вопроса: какие причины делают необходимым переход Чешской епархии в юрисдикцию РПЦ и имеет ли СПЦ против этой перемены какие-то принципиальные возражения. Главными доводами чешской делегации были следующие:

1. Главной задачей Чешского Православия является окончательное разрешение юрисдикционных споров, которые тянутся с 1920-х годов. Этого можно достичь, если объединить все православные приходы в одной новой юрисдикции, то есть в юрисдикции РПЦ.

2. В эпоху всеобщего социального переустройства Чешской Церкви “необходимо опереться на сильнейшую из славянских Церквей, которая еще с семидесятых годов минувшего (девятнадцатого — В.Б.) столетия помогала созданию Православной Церкви на этих землях. Эта работа была приостановлена по причине войны 1914-1918 годов и последовавших за ней событий, что можно сравнить с нынешним затруднением отношений между Чешской епархией и Сербской Церковью”.

После этого было зачитано письмо Священного Синода СПЦ, полученное в ответ на решения Епархиального собрания 8 ноября. В нем высказывался ряд возражений против решения указанного собрания. Однако все эти возражения касались процедурных вопросов и не носили принципиального характера. Так, например, Священный Синод СПЦ говорил, что епархиальное собрание мог созвать только епархиальный архиерей, о его созыве необходимо было заранее известить СПЦ и гражданские власти. Здесь также отмечалось, что решить вопрос о перемене юрисдикции может только Архиерейский Собор СПЦ во главе с Патриархом Сербским, который в настоящее время находится за пределами Югославии. Разбирая эти возражения, представители чешской делегации отметили, что Устав Чешской православной епархии, одобренный Священным Синодом СПЦ, предполагает возможность созыва епархиального собрания главой епархиального совета без предварительного оповещения об этом СПЦ и гражданских властей. По поводу же последнего пункта Святейший Патриарх Алексий заметил, что решение о переходе Закарпатской епархии в состав РПЦ было принято Архиерейским Собором без участия в нем Патриарха Сербского, а значит, этот довод не может быть признан состоятельным. Исходя из этого, Святейший Патриарх счел возможным дать предварительное согласие на принятие Чешской Православной Церкви в юрисдикцию Московской Патриархии. В процессе дальнейшего обсуждения было решено, что Московская Патриархия проведет по этому вопросу специальные переговоры с СПЦ. Чешская делегация также попросила Святейшего Патриарха назначить в Прагу епископа для управления епархией, поскольку в настоящее время Чешская Церковь не имеет своих кандидатов для рукоположения во епископа. При этом было высказано желание, чтобы назначенный епископ был выбран не из числа русских эмигрантов, дабы не создавать для Чешской Церкви политических осложнений во взаимоотношениях с государством. В этой просьбе содержался явный намек на епископа Сергия (Королева), который все еще проживал в Праге. Чешская делегация подняла вопрос о его полномочиях. Митрополит Николай пояснил, что епископ Сергий возглавляет только русские приходы, находящиеся на территории Чехословацкой республики.

14 января было зачитано и подписано Святейшим Патриархом Алексием Определение об условиях приема Чешской Православной Церкви в состав Московской Патриархии. В этом документе говорилось о том, что Священный Синод РПЦ, считая доводы Священного Синода СПЦ заслуживающими внимания, все же считает возможным просить СПЦ отпустить Чешскую епархию в юрисдикцию Московской Патриархии. Далее Определение сообщало о создании на территории Чехословакии Экзархата Московской Патриархии во главе с епископом, носящим титул Экзарха Московской Патриархии. Экзархат получает права автономии в том объеме, который был предусмотрен Уставом Чешской православной епархии 1929 года, одобренном Чехословацкой республикой и СПЦ. В Чешской Православной Церкви сохранялись формы церковной жизни, которые были введены епископом Гораздом с согласия Священного Синода СПЦ и которые отвечают традиции и канонам Православной Церкви и собственным потребностям чешского народа. Определение также рекомендовало Чешской Православной Церкви отказаться от западной пасхалии и перейти на восточную, которой придерживается Русская Церковь. Далее говорилось о том, что в ближайшее время Священный Синод РПЦ отправит одного из своих епископов для ведения переговоров с СПЦ. После получения согласия СПЦ в Чехословакию будет отправлен епископ с титулом “Архиепископ Пражский, Экзарх Московской Патриархии”. Определение было принято Чешской делегацией с благодарностью, без каких-либо оговорок.

5 февраля 1946 года епархиальное собрание Чешской православной епархии одобрило результаты проведенных в Москве переговоров. Тем самым Определение Московского Патриарха от 14 января получило каноническую силу в Чешской Православной Церкви.

19 марта 1946 года Священный Синод СПЦ постановил оставшуюся на территории Чехословацкой республики часть бывшей Мукачевско-Прешевской епархии присоединить к епархии Чешской. А на следующий день — 20 марта было принято решение о том, что “Патриарх Московский и всея Руси Господин Алексий может сейчас направить своего епископа в Чехословакию, дабы он временно принял церковные дела местной православной епархии, поскольку наша Сербская Православная Церковь ныне не может этого сделать”. Извещение об этом решении за подписью митрополита Скопского Иосифа было направлено Патриарху Алексию в Москву и епархиальному совету в Прагу. Таким образом, СПЦ, не отказавшись от своей юрисдикции над Чешской православной епархией, фактически передала управление ею в руки Патриарха Московского.

2 апреля 1946 года на заседании Священного Синода РПЦ было принято решение назначить на кафедру Экзарха Московской Патриархии с титулом архиепископа Пражского и Чешского с местопребыванием в Праге Преосвященного Елевферия (Воронцова), епископа Ростовского и Таганрогского. Преосвященный епископ Сергий (Королев) освобождался от должности управляющего русскими приходами в Чехословакии и временно назначался настоятелем русского храма в Праге. Русские приходы отныне включались в состав единой Чешской Православной Церкви, во главе которой стоял Экзарх Московской Патриархии. 19 мая 1946 года архиепископ Елевферий прибыл в Прагу. 31 августа в соответствие с Уставом Чешской православной епархии на епархиальном собрании в Оломоуце он был избран епархиальным архиереем.

Таким образом, с 1946 года Чешская православная епархия фактически перешла в юрисдикцию Московской Патриархии. Окончательным решением юрисдикционного вопроса можно считать определение Священного Синода СПЦ от 15 мая 1948 года, в котором было однозначно сказано о переходе Чешской Православной Церкви в подчинение РПЦ.

Весной 1946 года епископу Сергию (Королеву) удалось выехать в Париж, где он намеревался остаться на постоянное место жительства. Однако митрополит Евлогий настоял на том, чтобы он вернулся в Прагу. В духе монашеского послушания владыка Сергий против своего желания подчинился воле митрополита и вернулся в Чехословакию. 17 мая 1946 года он был возведен в сан архиепископа и 7 июня назначен архиепископом Венским. С 16 ноября 1948 года он занимал кафедру архиепископа Берлинского и Немецкого, а с 26 сентября 1950 года был архиепископом Казанским и Чистопольским. Скончался он в Казани 18 декабря 1952 года.

Следует сказать несколько слов и о судьбе архиепископа Савватия. По сообщению Владимира Грузина в 1945 году архиепископ Фотий в своей беседе с Чешским духовенством сказал, что последователи константинопольской юрисдикции во главе с архиепископом Савватием перешли в юрисдикцию Московской Патриархии. К сожалению, в нашем распоряжении нет никаких документов, свидетельствующих о факте ведения переговоров между архиепископами Фотием и Савватием. Официальная хроника ничего об этом не сообщает. Более того, “Журнал Московской Патриархии” в отчете о поездке архиепископа Фотия в Чехословакию говорит о константинопольской юрисдикции как о еще существующей, при этом отмечается, что возглавляющий ее архиепископ Савватий не имеет ни одного храма. После приезда в Прагу владыки Елевферия архиепископ Савватий принял решение отойти от церковных дел. В одном из своих писем, отправленных дипломатической почтой Константинопольскому Патриарху, он просил отпустить его на покой и позволить провести остаток жизни на святой Афонской горе. Ныне здравствующий архиепископ Пражский Христофор говорит, что владыка Савватий передал свои церковные полномочия в руки митрополита Елевферия, правда, не совсем понятно каким именно образом он это сделал. К сожалению, архив архиепископа Савватия не сохранился, и поэтому разрешение многих спорных вопросов его биографии остается весьма затруднительным. Известно лишь, что, не получив разрешения на переезд в какой-либо из Афонских монастырей, владыка Савватий остался жить в Праге под пристальным надзором органов государственной безопасности, получая денежное пособие как бывший узник Дахау. Он продолжал заниматься духовным окормлением оставшихся верными ему духовных чад. На дому он совершал богослужения, иногда принимал участие в работе семинаров философского факультета Карлова университета. Любопытно, что в 1957 году по воспоминаниям митрополита Дорофея (Филиппа), бывшего в то время членом Священного Синода Чехословацкой Православной Церкви, владыка Савватий обращался в Синод с просьбой позволить ему заниматься активным епископским служением. Но его просьба не была удовлетворена по причине “невыясненности вопроса [его] юрисдикции”. Скончался владыка Савватий 14 ноября 1959 года. Перед смертью его исповедывал о. Иржи (Георгий) Новак. Отпевание совершил митрополит Пражский Иоанн (Кухтин). Похоронен архиепископ Савватий на Ольшанском кладбище в Праге.

В 1946-1951 годах в жизни Чешской Православной Церкви произошло несколько событий, позволивших поставить вопрос о даровании ей автокефалии.

Прежде всего в 1946-47 годах в Чешские земли вернулись с территории бывшей Волынской губернии так называемые волынские чехи. Это были чешские крестьяне-эмигранты, основавшие в 1867 году на Волыни на льготных условиях земледельческую общину. К началу XX века сюда переселилось около 30 тысяч чехов, из которых 27 тысяч приняли православие. Вернувшись теперь на родину, они принесли с собой и свои церковные обычаи: особое церковное пение, богослужение на церковно-славянском языке. Всего в Чехословакию вернулось около 30 тысяч волынских чехов. Поскольку более 90 процентов из них были православного вероисповедания, это событие привело к значительному численному росту Православной Церкви в Чешских землях.

7 декабря 1949 года решением епархиального собрания, состоявшегося в Праге, Чешская православная епархия была разделена на две самостоятельные епархии: Пражскую и Оломоуцко-Брненскую. Епархиальным архиереем Пражской епархии остался владыка Елевферий (в 1949 году он был возведен в сан митрополита), а Оломоуцко-Брненским епископом был избран сподвижник святителя Горазда протоиерей Честмир Крачмар. Он был рукоположен во епископа 5 февраля 1950 года в Оломоуце митрополитом Елевферием (Воронцовым), митрополитом Николаем (Ярушевичем) и архиепископом Макарием (Оксиюком).

28 апреля 1950 года в Прешеве был созван собор греко-католического духовенства и верующих, который объявил об отмене Ужгородской унии 1646 и 1649 годов и о воссоединении с Православной Церковью. После этого в Восточной Словакии были созданы две епархии — Прешевская во главе с епископом Алексеем (Дехтяревым) и Михайловская во главе с епископом Александром (Михаличем). Таким образом, к середине 1950 года Экзархат Московской Патриархии в Чехословакии включал в себя уже четыре епархии.

В 1948 году в Карловых Варах была открыта Православная Духовная Семинария, первым ректором которой стал протоиерей Алексий Витвицкий, настоятель Карловарского храма святых апостолов Петра и Павла. Семинария работала в Карловых Варах лишь один учебный год(1948/1949), после чего была переведена в Прагу, где был проведен еще один учебный год (1949/1950). В 1950 году Семинария была преобразована в Православный богословский факультет и переведена в Словакию в город Прешев. Причиной переезда факультета в Прешев стало воссоединение в 1950 году с православием униатов Восточной Словакии, в связи с чем проблема духовного просвещения бывших греко-католиков стала особенно актуальной. В Прешеве факультет разместился в здании бывшей греко-католической академии (существовала с 1880 года). Указанная Академия была закрыта, а ее студенты распущены.

Все отмеченные события привели к значительному росту числа верующих и количества приходов на территории Чехословацкой республики. Количество православных граждан Чехословакии в 1951 году по разным оценкам составляло от 350 до 370 тысяч человек.

      Рекомендуем к прочтению

      Ирод Агриппа
      Как мы видели, прежде всего на христиан обрушились саддукеи, к которым, однако, в скоре присоединились и фарисеи -- после публичного выступления архидиакона Стефана (Деян. 7,2-53 ...

      Иаков брат Господень. Апостольский Собор 49 года
      Просьба апостола Петра уведомить Иакова о своем освобождении и удалении из Иерусалима фактически свидетельствует о превосходстве авторитета святого Иакова среди бывших в Иерусали ...

      Крест "криновидный"
      Белые полевые лилии называются по-славянски "крины сельные". В книге "Русское медное литье" можем видеть нательный "крестик с криновидными концами из С ...